Автобиографическая поэма «История Бонни и Клайда»

«Алиби каждый из нас припас,
Но все ж оказался в тюрьме.
В итоге лишь некоторые из нас
Оправдаться смогли в суде.
Красотке судьбу легко изменить,
Опуститься на самое дно,
Но никто не может об этом судить,
Не зная при этом ее.
Подружки в тюрьме делились всегда,
Кто и как за решетку попал,
Но меня растрогала только одна —
Девица по имени Сал.
Сквозь грубость сияла ее красота,
И в тюрьме любили ее.
И, не колеблясь, Салли всегда
Брала от жизни свое.
Однажды в последнюю ночь в тюрьме
Она доверилась мне,
И я постараюсь, чтоб знали все
О ее суровой судьбе.
На ранчо в Вайоминге я родилась.
Никто не холил меня.
Меня учила силой брать власть
Грубых ковбоев семья…»

В этом месте поэма обрывалась. Причиной послужил налет полиции на гангстерский притон в штате Миссури. Бонни и Клайд, Бак и Бланш открыли по нападавшим отчаянную пальбу из автоматов. Двое полицейских в результате перестрелки были убиты.
Преступники скрылись.
Позже Бонни удалось закончить поэму и отослать ее в редакции нескольких американских газет.

«Но вскоре, оставив отчий дом,
Я в город жить подалась,
Не зная, что нету жалости в нем,
А только подлость и грязь.
О Джесси Джеймсе слыхали все,
Но если хотите, еще
О Бонни с Клайдом и их судьбе
Могу поведать я все.
Нынче Бонни и Клайд — знаменитый дуэт,
Все газеты о них трубят.
После их «работы»
свидетелей нет,
Остается лишь смерти смрад.
Но немало звучит о них лживых слов,
И жестоки они не так.
Ненавидят они стукачей и лгунов,
А закон — их смертельный враг.
Если в Далласе вдруг
полицейский убит
И у «копов» зацепки нет,
Настоящий убийца не будет
раскрыт,
Бонни с Клайдом нести ответ.
Если вдруг успокоиться пара
решит
И квартиру снимет себе,
Через пару деньков надоест им быт,
И опять с автоматом в руке.
От холодных убийств содрогнулась
страна,
И жестокость их — тяжкий грех,
Но я знала Клайда и в те времена,
Когда был он похож на всех.
Он был добрым техасским парнем
простым,
Не в чем было его упрекнуть,
Но сурово жизнь поступила с ним
И толкнула на дьявольский путь.
И он как-то признался с горечью мне:
«Век свободы мне не видать.
Жизнь моя завершится на адском
костре,
И расплаты не миновать!»
Все темней и страшней ненадежный
путь,
Все бессмысленнее борьба.
Пусть богатыми станем когда-нибудь,
Но свободными — никогда!
Не считали они, что сильнее всех,
Ведь закон победить нельзя!
И что гибель расплатой будет
за грех,
Знали оба наверняка.
Пусть от болей сердечных страдаете вы,
А дряхлеющих смерть унесет.
Но с несчастьями Бонни и Клайда
судьбы
Не сравнить ваших мелких невзгод!
День наступит,
И лягут на вечный сон
В нескорбеющей рыхлой земле.

И если когда-то
погибнуть придется,
Лежать нам, конечно,
в могиле одной.
И мать будет плакать,
а гады смеяться.
Для Бонни и Клайда
наступит покой.

(С) Бонни Паркер 1933 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ч
а
т